Вы используете устаревший браузер. Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров:

Language

Курловский расстрел

14 июня 2012

Одним из самых известных и одновременно трагических событий в жизни Минска и всей Беларуси начала XX века является, безусловно, знаменитый Курловский расстрел на Привокзальной площади 18(31) октября 1905 года. Трагические события произошли на следующий день после подписания императорского Манифеста 17(30) октября 1905 года, который провозглашал некоторые гражданские свободы в Российской империи и являлся революционным явлением для самодержавного государства.

В Минск весть о подписании манифеста пришла во время самого разгара октябрьской забастовки железнодорожников. На первые роли в организации забастовочного движения выдвигается служащий Минского управления Либаво-Роменской железной дороги Павел Жаба. Главным местом собраний бастующих и тех, кто их поддерживал, становится Виленский вокзал в Минске.

Минский губернатор Павел Курлов в воспоминаниях писал, что забастовки происходили на политической почве, а это значит, что главным требованием белорусских железнодорожников было не повышение зарплат, а реформы в общественно-политической сфере.

В свою очередь губернатор начинает готовить силовую акцию по ликвидации забастовки и манифестационного движения в Минске. Для этого он собрал совещание с представителями военного ведомства. Ход совещания был тщательно запротоколирован, что позволяет нам и сегодня иметь четкое представление о событиях более чем 100-летней давности. Дело под названием «Сведения о происходившей 18 октября 1905 г. демонстрации в г. Минске у вокзала Либаво-Роменской железной дороги и о столкновении между демонстрантами и войсками (31.12.1905- 08.01.1906)» хранится в Национальном историческом архиве Беларуси в Минске.

Согласно журналу (так назывался протокол) на совещании присутствовали губернатор Курлов, вице-губернатор Чернцов, комендант станции Минск подполковник Зданович, начальник жандармского поли­цейского управления железных дорог полковник фон Вильдеман-Клопман, начальник Минского отделения Минского жандарм­ского полицейского управления железных дорог подполковник Марченко, начальник Минского отделения Московско-Рижского жандармского полицейского управления железных дорог ротмистр Чернов, начальник Либаво-Роменской железной дороги инженер Мошков, а также представители городских и губернских силовиков.

Документ свидетельствует: «Начальник губернии открыл заседание, объяснив цель созыва командиров отдельных воинских частей и указав на то, что в случае уличных беспорядков в г. Минске необходимо их немедленно прекратить, хотя бы даже вооруженной силой, и обратить особое внимание на охрану правительственных учреждений, главным образом казначейства, почт и телеграфов, а на железных дорогах принять меры по охране имущества, обеспечивающего движение поездов, и тех служащих, которые желают работать, но терроризованы забастовщиками. Кроме того, г-ном губернатором обращено внимание на необходимость наблюдения и охраны учебных заведений, дабы в них не смогли проникнуть посторонние лица, а равно и сами воспитанники не могли выйти массой на улицу, где, смешавшись с толпой бундистов (имелись в виду члены национальной социал-демократической организации еврейских рабочих «Бунд». А.У.), они примут участие в уличных беспорядках». Сообщалось также, что в Минске в то время, не считая артиллерии, находились Окский пехотный полк, 119-й пехотный батальон и четыре сотни 2-го Таманского казачьего полка.

В качестве главной задачи губернатор обозначил охрану железнодорожных вокзалов: «На Либаво-Роменском вокзале 41 пост распределен следующим порядком: телеграф - 3 поста, подъезд - 4 поста, два боковых прохода - 4 поста, охрана паровозов - 2 поста, охрана депо - 2 поста, станционные пути: шесть входных стрелок в оба конца по два человека на стрелку - 6 постов, проход с улицы на путь - пост из четырех человек, на два моста - 4 поста, на дровяном складе - 2 поста и в центре пути - 3 поста. На Московско-Брестском вокзале 46 постов распределены: на вокзале - 3 поста, на телеграфе - 2 поста, товарная контора - 4 поста, в мастерских 3 поста, депо - 3 поста, газовый завод -3 поста, материальный склад - 2 поста, на станционных постах - 10 постов, на водокачке - 2 поста, на семафорныхблок-постах - 4 поста, на передаточной платформе - 2 поста, на переездах - 4 поста и у мостов - 4 поста».

Совершенно очевидно, что власти готовились к силовому подавлению железнодорожной забастовки. Поэтому манифест Николая II о гражданских свободах застал их врасплох - они попросту не знали, что предпринять в такой ситуации. Как результат, собравшаяся 18 октября 1905 года на Привокзальной площади демонстрация (судя по разным источникам, от 15 до 30 тысяч человек) была расстреляна войсками. Число жертв в разных ис­точниках тоже называется разное: от 50 до 80 человек. События развивались следующим образом. Митинг на Привокзальной площади начался собранием железнодорожников в станционном зале 3-го класса. Когда всех людей невозможно было вместить в здание вокзала, из помещения вынесли на улицу стол и превратили его в своеобразную трибуну. Руководили собранием железнодорожники П.Жаба и П.Гамзахурди, которые по линии начальника Либаво- Роменской железной дороги имели полный текст манифеста и зачитали его собравшимся. После переговоров представителя делегации от собравшихся на вокзале П.Жабы и П.Курлова митинг был разрешен губернатором. Более того, по просьбе делегации Курлов приказал освободить нескольких политических заключенных, которые находились в Пищаловском замке.

И тут на фоне всеобщей радости и, можно даже сказать, эйфории войска с разных сторон открыли кинжальный огонь по демонстрантам. Если верить воспоминаниям Курлова, огонь был открыт после того, как манифестанты начали вырывать ружья у солдат караула, которые охраняли вокзал. По другим источникам, в том числе воспоминаниям очевидцев, стрельба началась уже после окончания митинга, когда люди стали расходиться. Эти сведения подтверждаются документально. Теле­грамма, подписанная председателем общего собрания минских присяжных доверенных И.Метлиным, на имя председателя Совета министров Российской империи графа С.Витте содержит данные обследования 51 убитого, имена которых стали известны. Из этого документа следовало, что абсолютное большинство пуль попало в спины и затылки жертв. В ответ на расстрел минские железнодорожники объявили всеобщую забастовку и передали на имя начальника Либаво- Роменской дороги Машкова следующие требования: немедленная отставка губер­натора Курлова, начальников Минского жандармского полицейского управления на железной дороге и Минского губернского жандармского полицейского управления; передача полиции под командование органов городского самоуправления; удаление из города казаков. Данные требования белорусских железнодорожников Машков переслал в Петербург на имя С.Витте.

Царское правительство фактически проигнорировало требования бастующих железнодорожников Минска. В ответ, выражая солидарность с минскими железнодорожниками, забастовки прокатились по всей Беларуси. На Либаво-Роменской железной дороге они проходили на протяжении 13 дней, Московско-Брестской - 16, Полесских железных дорогах - 15, Риго-Орловской - 29, Санкт-Петербурго- Варшавской - 12 дней. Утихомирить забастовочную волну удалось только весной 1906 года. В результате правительство было вынуждено пойти на уступки, в част­ности, разрешить создание парламента, Государственной думы, в выборах в которую приняли участие и белорусские железнодорожники.

 

Андрей Унучек

Транспортный вестник

14.06.2012

К списку новостей за 2012 год